Партнеры:


Как на законных основаниях легализировать игорный бизнес

Министерство финансов не спешит прикрывать лазейку в законодательстве.

В киевском клубе «Сплит» на вопрос журналиста Forbes, работает ли у них казино, отвечают туманно. «Вообще в Украине казино запрещены. Но вы приходите – постараемся что-то придумать», – заманивают клиентов на рецепции. Пообещали, что заглянем.

В таких условиях, начиная с 2009 года, в Украине работает весь азартный бизнес – казино, залы игровых автоматов. Три года назад, после пожара в днепропетровском казино, тогдашний премьер-министр Юлия Тимошенко ввела мораторий на эту деятельность. Некоторые заведения нашли выход из ситуации, перестроив свои залы в покерные клубы. Так, к примеру, сделал игорный клуб «Фламинго» в Донецке.

Бизнес игровых автоматов продолжал работать в основном в тени. Выйти в легальную плоскость ему помог новый закон «О государственных лотереях», вступивший в силу в октябре 2012 года. По подсчетам Министерства финансов, годовой объем реализации лотерей в Украине в 2011 году превысил 1,7 млрд грн. И у этого рынка есть все предпосылки для того, чтобы увеличить эту цифру в разы.

Дело в том, что три года назад под табу Тимошенко на азартные игры лотереи как раз и не попали. А новые правила работы, вступившие в силу в октябре, позволили держателям залов игровых автоматов под шумок реанимировать весь игорный бизнес. Сделать это оказалось несложно: новый закон «О гослотереях» разрешил устанавливать видеолотерейные терминалы (автомат для продажи видеолотерей). «Они используются во всем мире», – подчеркивает Даниил Гетманцев, почетный президент юридической компании Jurimex.

Но в других странах на таких терминалах устанавливаются ограничения: размер максимальной ставки или сумма, которую игрок может потратить. Человек не становится зависимым от игры. В Украине таких ограничений вводить не стали. Более того, компания-оператор лотерей может устанавливать на терминалы «лотереи» по своему усмотрению. В результате вместо видеолотерейных билетов на таком автомате появились игры с обычных игровых автоматов. Вместо лотерейных клубов по стране начали открываться ранее подпольные игорные залы.

Официальные операторы лотерей сложившуюся ситуацию не комментируют, открещиваясь от нее. Исправить лазейку в законе должно было Министерство финансов. На прошлой неделе в ведомстве разработали проект приказа с лицензионными условиями для проведения лотерей. Но ожидаемых поправок к новым правилам там не оказалось. «От Министерства финансов требовалось всего несколько правильных уточнений к закону. Первое – разъяснить, что такое автомат для продажи видеолотерей. И второе – указать, что вся информация с таких автоматов должна передаваться на один сервер в Министерстве финансов», – перечисляет народный депутат, экс-министр экономики Сергей Терехин.

Ни одного из требуемых уточнений в проекте не обнаружилось. «Это либо недоработка чиновников, либо особая позиция сотрудников ведомства», – оправдывается разработчик закона, бывший нардеп-регионал Юрий Полунеев. В Министерстве финансов на письменный запрос Forbes, направленный 21 января, к моменту выхода материала не ответили.

По материалам:forbes